+7 (499) 110-86-37Москва и область +7 (812) 426-14-07 Доб. 366Санкт-Петербург и область

Предоставление в суд заведомо ложных сведений апк

В основе любого судебного решения лежат доказательства, которые должны всегда соответствовать требованиям процессуального законодательства. Между тем на практике нередко встречаются случаи их фальсификации. Анализ действующего законодательства показывает, что норма ст. Данное обстоятельство указывает на то, что законодателем долгое время проблема фальсификации доказательств должным образом не рассматривалась, хотя на практике она существовала с момента появления соответствующих органов, обладающих правом сбора и закрепления сведений, используемых впоследствии при отправле-нии правосудия. Что представляет собой фальсификация доказательств? Необходимо отметить, что законодательного определения данного понятия нет.

Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер.

Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему - обращайтесь в форму онлайн-консультанта справа или звоните по телефонам, представленным на сайте. Это быстро и бесплатно!

Содержание:

Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца. Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Заявление о фальсификации доказательства: как избежать ошибок?

Вчерашний научный круглый стол по вопросу об ответственности за ложь в суде и предшествующая ему дискуссия в фейсбуке побуждают меня написать на эту тему. Я не ставлю своей целью полностью осветить эту проблему и остановлюсь только на ответственности представителей, поскольку именно по этой теме звучали самые спорные, на мой взгляд, утверждения.

Впрочем, многие мои утверждения будут не менее спорны, и скорее представляют собой отправные точки для развития дискуссии, чем описание законченной концепции. Как известно, в российском процессе судебные представители нередко опрашиваются судьями по вопросам факта.

Например, судья спрашивает представителя ответчика о том, получил ли его доверитель товар от истца или нет. Представитель отвечает, что нет, хотя и знает, что в действительности товар был получен. Причина этого состоит в том, что представитель предполагает, что у истца не имеется доказательств отгрузки товара, и на этом основании рассчитывает выиграть дело. Стал ли представитель источником ложных доказательств в описанной ситуации? Объяснения лиц, участвующих в деле, - разновидность личных доказательств.

Доказательство, в свою очередь, это след обстоятельства, входящего в предмет доказывания. Для того, чтобы доказательство закрепилось, и его можно было принести в суд, должен существовать следоноситель.

Для письменных доказательств - это, как правило, бумага, а для объяснений лиц, участвующих в деле, и свидетельских показаний - это память. Именно в человеческой памяти отпечатывается реальная действительность, что впоследствии позволяет установить факты прошлого путем опроса или допроса этого человека.

В памяти судебного представителя нет следов обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела за редкими исключениями, о которых имеет смысл поговорить отдельно. Все, что он знает, известно ему лишь со слов доверителя, который, впрочем, тоже может знать часть обстоятельств лишь со слов третьих лиц. Таким образом, представитель никак не может нести ответственность за дачу ложных объяснений по той причине, что он в процессе никаких объяснений не дает.

Чем же тогда являются заявления представителя по вопросам факта? Где бы ни делались эти заявления - в процессуальных документах или в судебном заседании - они не являются доказательствами. Речь идет о выполнении судебным представителем бремени утверждения. Как известно, суд формирует бремя доказывания по делу на этапе подготовки к судебному разбирательству исходя из утверждений сторон ст.

Следовательно, до выполнения бремени доказывания стороны должны выполнить бремя утверждения, изложив свою позицию относительно обстоятельств, по их мнению, имеющих значение для разрешения дела. Именно этим и занимается представитель, транслируя суду утверждения о фактах. Хорошо, представитель не может отвечать за ложность доказательств, но может ли он отвечать за ложность утверждений об обстоятельствах в тех случаях, когда он знает, что они ложны?

В сознании российского практикующего юриста укрепилась идея о том, что представитель зачастую не только излагает суду версию своего доверителя, но и активно участвует в конструировании этой версии.

Это первый из поставленных вопросов, который, на мой взгляд, не имеет очевидного ответа. Тут может быть множество подходов. Запрет на предоставление суду ложных объяснений направлен, во-первых, на обеспечения уважения к суду, которое будет подорвано, если в обществе будет распространяться мнение, что суд разрешает дело не по справедливости праву , а в пользу того, кто лучше солжет. Во-вторых, он направлен на вынесение обоснованного судебного решения.

Сама по себе возможность представления ложной версии событий, на мой взгляд, не подрывает доверие к суду и не приводит к вынесению решения в пользу стороны по делу, поскольку суд руководствуется доказательствами, а не утверждениями.

Проигрыш другой стороны в результате того, что она представила менее убедительную версию событий либо не смогла подкрепить ее доказательствами, будет восприниматься как поражение вследствие непредусмотрительности, типичное для состязательного процесса.

Впрочем, в ответ на это можно возразить, что современный российский арбитражный процесс знает институт признания фактов путем их неоспаривания ч. Однако, мне представляется, что ч. Она подлежит применению лишь тогда, когда все стороны спора представили свои версии событий, и позволяет не доказывать лишь те факты, которые прямо не оспорены и существование которых не входит в противоречие ни с одной из представленных версий.

Но может быть именно профессия налагает на судебного представителя определенные требования? Даже если представление заведомо ложной версии событий не угрожает самому судопроизводству, возможно представитель просто не может позволить себе делать это по иным причинам.

Это определенно было бы так, если бы судебный представитель воспринимался не столько оружием в руках клиента, сколько служителем правосудия. Эта концепция, выглядящая почти шуткой в современных российских реалиях, принята, например, в Англии. Естественно, что просто назвать судебного представителя служителем правосудия мало. Для того, чтобы это действительно стало так, люди, которые сегодня себя чувствуют находящимися по разные стороны баррикад, судьи и профессиональные судебные представители, должны почувствовать себя носителями одной профессии.

И те, и другие должны ощутить, что их клиент в широком смысле - общество. Я сомневаюсь в том, что такое чувство может быть обретено вне единого профессионального сообщества, когда сегодняшний профессиональный представитель завтра без труда становится судьей, а судья уходит в отставку и начинает практиковать в качестве судебного представителя. Неполным было бы рассмотрение вопроса о запрете предоставления ложной версии событий без соотнесения его с состязательной формой процесса.

Артем Карапетов, выступая на научном круглом столе, привел следующий пример: представитель ответчика по делу о взыскании долга по договору поставки заявляет о том, что договор не заключен. Когда истец представляет доказательства того, что договор заключен, представитель ответчика утверждает, что товар не поставлен. Когда истец доказывает, что товар поставлен, представитель ответчика приводит новые возражения по фактам и т. В принципе состязательная форма процесса и сам принцип состязательности допускают, что одна сторона может препятствовать другой стороне в достижение нужного ей решения любыми процессуальными средствами.

Однако чистый состязательный процесс процесс как состязание без ограничений и чистый принцип состязательности идея о том, что доказательства представляются только сторонами почти не встречаются. Вопрос, таким образом, состоит в том, предусматривают ли наши процессуальные кодексы ограничение на изменение презентованной стороной версии событий по ходу процесса?

И ГПК, и АПК предусматривают, что предмет доказывания формируется на стадии подготовки к судебному разбирательству, хотя это не означает, что он вместе с версией событий не может изменяться в дальнейшей. Однако, АПК к тому же предусматривает процедуру раскрытия доказательств ч. Сами же арбитражные суды и привели к тому, что институт раскрытия доказательств не заработал с самого момента его появления в кодексе.

А ведь именно этот институт мог бы исключить ситуации наподобие той, которая описана нашим коллегой, поскольку раскрыть доказательства в начале процесса означает лишить себя большей части возможностей изменить свою версию событий впоследствие. В чем же причина низвержения института раскрытия доказательств судами?

Конечно, его применение требует от судей дополнительной квалификации, однако, со временем он облегчил бы работу самим судьям. Причина, по-видимому, состоит в том, что арбитражный процесс, как и гражданский, воспринимается судами как непрофессиональный. Так что лишь немногие попытки привнести в него повышенные требования для участников удаются. Возможно, есть и еще одна менее рациональная причина - как известно, в сознании многих российских судей стремление к постижению объективной истины по делу неистребимо.

Какой судья удержится от того, чтобы исследовать доказательство, проливающее свет на истинное положение дел, хотя бы и представленное с нарушением правил о раскрытии доказательств? Вместе с тем возможно требование стабильности представляемой сторонами версии событий могло бы стать тем естественным сдерживающим фактором, которое заставляет сторону с самого начала придерживаться версии событий, которая максимально близка к правдивой.

Подводя итог, действующий закон и судоустройственная реальность, на мой взгляд, не позволяют возложить на судебного представителя ни ответственность за дачу ложных объяснений, ни ответственность за предоставление суду заведомо ложной версии событий. Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. Чтобы совершить покупку, вам надо авторизоваться или зарегистрироваться. Чтобы оставить комментарий на www.

Please note that this is beta English version. Some pages may not be translated. If you experience difficulties, please contact our administrator: moderator igzakon. We will be happy to assist. Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент.

Блоги Журналы Мероприятия Вакансии. Подписаться на: все блоги и обсуждения; все материалы с главной страницы; новые Блоги; новые Обсуждения; Новые видео;. Законодательство Экономика Общество Политика Судоустройство. Право и жизнь События и комментарии Обзор литературы Досуг юристов Юридический юмор Обзор диссертаций. Отрасли права Административное право и процесс Арбитражный и гражданский процесс Гражданское право Конституционное право Международное право Налоговое и финансовое право Семейное и жилищное право Теория и история государства и права Трудовое право и право социального обеспечения Уголовное право и процесс, исполнение наказаний.

Станислав Егоркин Москва преподаватель высшей школы. Профессия Адвокатура. Отрасль права: Арбитражный и гражданский процесс. Сфера практики: Разрешение споров. Корпоративное право: реформа ГК РФ и судебная практика 17 - Кузнецов А. Практика применения законодательства о банкротстве февраля. Москва Лекторы: Витрянский В. Introduction to English Legal System Погружение в отрасли английского права с ведущими практиками.

Похожие материалы Климент Русакомский. Судебная практика. Валерия Терюхова. Право и жизнь. Евгений Седых. Александр Глейх. Сферы практики. Владислав Ватаманюк. Юрий Ильиных. Комментарии Алексей Елаев Калининград. Мне кажется, это идёт от заблуждения о том, что дело можно "выиграть", а потому юрист - это "выигрывальщик дела", а не человек, помогающий разрешить его по существу в соответствии с действительными фактами.

Москва от Федоров А. В мотивировочной части приговора указано, что 14 ноября года Федоров А. Также приговором установлено, что 15 ноября года, Федоров А. Спасибо за интересную тему.

Ответственность представителя за утверждения о фактах в гражданском процессе

Опасность данных противоправных действий кроется в том, что виновное лицо покушается на установленный порядок судопроизводства, обеспечивающий вынесение законного и обоснованного решения. В результате же его действий выносятся необъективные решения и приговоры. Если во время судебного заседания участники процесса предоставляют официальные бумаги с ложной информацией или с поддельными подписями должностных лиц, подобные деяния квалифицируются как фальсификация документов. За предоставление в суд заведомо ложных документов статья УК РФ предусматривает ответственность различного характера, в том числе заключение под стражу. Несмотря на детальную, на первый взгляд, регламентацию действий арбитражного суда по рассмотрению заявления о фальсификации, применение указанных положений вызывает у судей множество вопросов.

Проблемные вопросы фальсификации доказательств.

В арбитражном процессе вы вполне можете столкнуться с проблемой фальшивых доказательств. Что же делать, если документы, представленные вашим процессуальным противником, содержат неверные сведения? Что делать, если вы видите, что судьбоносная подпись на важном документе - поддельная? Вопросы фальшивых доказательств возникают чаще, чем кажется и хочется.

Несмотря на детальную, на первый взгляд, регламентацию действий арбитражного суда по рассмотрению заявления о фальсификации, применение указанных положений вызывает у судей множество вопросов. В юридической литературе можно встретить несколько вариантов этого понятия: "подделка, сознательное искажение, подмена чего-либо подлинного, настоящего ложным", "подделка либо фабрикация вещественных доказательств и или письменных доказательств документов, протоколов и т.

Что делать, если ваш оппонент в суде представил поддельный документ, который может повлечь для вас проигрыш дела?

Вчерашний научный круглый стол по вопросу об ответственности за ложь в суде и предшествующая ему дискуссия в фейсбуке побуждают меня написать на эту тему. Я не ставлю своей целью полностью осветить эту проблему и остановлюсь только на ответственности представителей, поскольку именно по этой теме звучали самые спорные, на мой взгляд, утверждения.

Фальшивое доказательство

Ответчиком были представлены в судебное заседание оригиналы документов — доказательств по делу. В связи с вышеизложенным, судья обязал обе стороны подписать расписки об уголовной ответственности. Возможно ли применения уголовной ответственности за фальсификацию доказательств в рамках арбитражного процесса в случае, если судом будет установлено, что представленные документы сфальсифицированы?

Купить систему Заказать демоверсию. Федерального закона от Перспективы и риски судебных споров.

Предоставление подложных документов в суд ук

Купить систему Заказать демоверсию. Заключение эксперта. На основании проведенных исследований и с учетом их результатов эксперт от своего имени или комиссия экспертов дает заключение в письменной форме и подписывает его. В заключении эксперта или комиссии экспертов должны быть отражены:. Материалы и документы, иллюстрирующие заключение эксперта или комиссии экспертов, прилагаются к заключению и служат его составной частью.

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе.

.

3) сведения о государственном судебно-экспертном учреждении, об эксперте об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения; арбитражного суда эксперт может быть вызван в судебное заседание.

.

.

.

.

.

Комментарии 0
Спасибо! Ваш комментарий появится после проверки.
Добавить комментарий

  1. Пока нет комментариев.